Мы рады приветствовать Вас на ФРПГ с тематикой мультифандомного кроссовера — OBLIVION! Надеемся, что именно у нас Вы сможете найти тот самый дом, который давно искали и именно с нами сможете построить свою историю!

OBLIVION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » OBLIVION » oxenfree [внутрифандом] » I'm gonna do my thing


I'm gonna do my thing

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I'm gonna do my thing
http://imgdepo.com/id/i9487798http://imgdepo.com/id/i9487799у

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
James Barnes and Peggy Carter

МЕСТО И ВРЕМЯ
Сороковые.Где воюеться, там и находимся)хд

Пэгги и Баки не сидится на месте, пока Стив отправился в очередной раз спасать мир.

Отредактировано Peggy Carter (2016-07-19 13:02:40)

+3

2

you wanna take a drink of that promise land,
you gotta wipe the dirt off of your hands.

Война продолжалась, но всем уже было совершенно очевидно, что враг сдаёт позиции. С каждым днём победа становилась всё заметнее, и хотя торопиться с выводами, как и прежде, было нельзя, в рядах союзников чётко прослеживались приподнятые настроения. Люди, измученные войной, мечтали о времени, когда они смогут снова вернуться домой, чтобы увидеть улыбки своих близких: некоторые жаждали воссоединения с семьями, некоторые просто хотели пройтись по главной улице, как в старые-добрые, другие ожидали встречи с возлюбленными. Люди здесь жили прошлым и думали о будущем; никто из них упорно не хотел признавать реальность настоящего. Когда каждый день тебе приходится иметь дело с рвущимися снарядами, видя искажённые в агонии лица своих товарищей, невольно учишься абстрагироваться от происходящего, иначе боль будет столь высока, что перенести её будет уже практически невозможно.
Когда Баки уходил на фронт, он думал, что готов к войне. Выросший на военных байках, которые любили травить соседские мальчишки из его круга общения, страстно любящий подобную литературу, он приучил себя к мысли, будто способен бросить вызов целому миру. Он не раз представлял себя одним из тех юнцов, которые самоотверженно бросались в самое пекло, умирали за своих родных, друзей, за свою Родину, не щадя живота своего, и был вдохновлён своими будущими подвигами. Поэтому, когда долгожданное письмо пришло в его дом, он долго не мог поверить тому, что наконец станет частью чего-то грандиозного. А потом он впервые отправился на фронт, впервые увидел грязь, кровь и смерть, грузной тенью нависавшую над лицами павших, и тогда-то он наконец понял, что ни черта не знал о войне до того самого момента, пока сам не окунулся с головой в её раскрытую пасть. На фронте всё разительно отличалось от рассказов, услышанных им в детстве: здесь встречались герои, попадались трусы, но в большинстве своём люди просто хотели домой. В свободное от изнуряющих боёв время в сердце закрадывалась дикая тоска по оставленному где-то позади дому, и казалось, будто нет конца и края этой бесконечной пальбе, свисту пуль в ушах, крикам раненых товарищей.
После плена ситуация несколько изменилась. Будучи до сего момента невероятным везунчиком, Баки был спасён внезапно объявившимся Стивом, ставшим куда более пригодным к службе, нежели раньше, и на этом череда его удач не закончилась. Он был сразу же зачислен в специальный отряд, прозванный Воющими Коммандос, и уже в их составе продолжил свою военную деятельность. Среди своих сражалось гораздо легче — в периоды, когда паника захлёстывала с головой, можно было поймать в толпе знакомое лицо, и само нутро успокаивалось. Отряд имел грандиозный успех, приближая страны-союзники к победе и готовясь в самом скором времени нанести сокрушительный удар по стану врага. Кроме того, несмотря на то, что периодически им приходилось хоронить тела товарищей, в целом их состав фактически не менялся: все они были закалёнными войной бойцами, отобранными среди лучших. Немудрено, что за каких-то пару месяцев они внесли огромнейший вклад, оказывая поддержку остальным войскам.
Очередная операция, заключающаяся в проникновении на вражескую базу, планировалась ещё с вечера. Ничего сложного — всего-то нужно войти внутрь незамеченными, добраться до склада и уничтожить все боеприпасы парочкой взрывов. То ли из-за относительной лёгкости предстоящего задания, то ли по какой-либо другой причине агент Картер в скором времени выразила своё желание принять участие в данной миссии, и отговаривать её было совершенно бесполезно. Об этом было известно всем, кто хоть немного знал мисс Картер — женщину с невероятной выдержкой и силой воли.
Баки Маргарет Картер помнил только по неудачному приглашению: кто же знал, что понравившаяся ему девушка уже занята... да ещё и его лучшим другом? Баки привык, что ему никто и никогда не отказывал, а посему короткое «У меня уже есть партнёр» от агента расценил, как неудачу. Война и плен определённо отняли у него популярность, и это больно било по его самолюбию. Он надеялся наверстать упущенное сразу же, как только вернётся домой, а долгожданный поезд, как ему на тот момент казалось, ждал его уже в самом скором времени.
И кто же знал, что именно агент Картер однажды станет его напарницей? Сидя в набитом людьми военном грузовике, он молча прижимал к груди винтовку и изредка косо посматривал на женщину, расположившуюся напротив него самого. Понятно, почему Стиву она понравилась: в Маргарет Картер был шарм, которого он не наблюдал ещё ни у одной особы прекрасного пола, смешивавшийся, между тем, с решительностью и недюжинным напором. Женщины на войне обычно становились медсёстрами, помогали в тылу, но на передовой встречались редко. Маргарет Картер могла и в горящую избу войти, и коня на скаку остановить — для неё не существовало преград, а даже если на её пути и возникали какие-то препятствия, то они сметались ей, как лавиной. По правде сказать, где-то в глубине души Баки искренне восхищался поистине военной выправкой и удалью агента, но виду никогда бы не подал. Потому что считал это чем-то чертовски странным.
— Когда прикажете выступать, агент Картер? — Пегги здесь все ценили гораздо выше, чем друг друга, поэтому официальное обращение было в ходу. Ей было предложено руководство миссией, и она приняла его, поэтому все заботы разом падали на её плечи. Перед отправкой Баки пообещал Стиву, что обязательно присмотрит за ней и скорее умрёт сам, нежели даст кому-то сорвать хоть волос с её прекрасной головы, но последний отчего-то отшутился и уверил, что это вряд ли понадобится. Агент Картер прекрасно знала своё дело и не в первый раз руководила подобными заданиями, а это означало, что всё должно было пройти гладко. Баки на это надеялся, потому что после плена тяга к жизни возросла в нём не то вдвое, не то втрое; только находясь в неволе, начинаешь наконец ценить каждый момент свободы. И когда тебе кажется, будто минуты тянутся целую вечность, а помощь всё не приходит и не приходит, ты начинаешь мечтать о смерти. Всё, что угодно, лишь бы прекратить эту агонию.
И пока сержант Барнс ждал ответа своей временной начальницы, он решил осмотреть территорию. Вернее, окинуть беглым взглядом, пытаясь зацепиться за то, что действительно будет полезно. Они остановились в нескольких километрах от места назначения, чтобы не привлекать лишнего внимания и стать как можно более незаметными для врага. Небольшой лесок оказался весьма кстати — здесь они решили бросить машину, а заодно и оставить подмогу, которая должна была прийти по первому зову.
Баки изо всех сил надеялся, что этого зова не будет.

careful son, you got dreamer's plans,
but it gets hard to stand.

0

3

Когда мне говорят, что я занимаюсь не женской работой, чаще всего в ответ закатываю глаза. Или же задаю оппоненту неудобные вопросы, к которым он явно не готов. Все привыкли к тому, что воевать идут только мужчины. Девушек же оставляли где-то за заднем плане, дабы они выполняли ту работу, которую мужской род считал недостойным. Мне были известны женщины, которые с легкостью могли соревноваться с бравыми солдатами, как в своих умениях, так и в стойкости. Их не брали в бой только по половому признаку. Долгое время мне самой приходилось применять на себе маску домохозяйки, готовой ждать мужа с фронта. В какой-то момент мне даже казалось, что это именно то, чего я всегда хотела. Растить детей и радовать мужа очередной своей стряпней, при этом не забывать еще и хозяйство вести. Общество настолько задурило мою голову, что я стала бледной тенью самой себя. Это я понимаю только сейчас. И цена понимания была поистине страшная. Моему брату пришлось отдать свою жизнь, дабы я прозрела.
Майкл всегда видел во мне скрытые таланты. Даже то, что я прятала сама от себя. Когда его компании, я предпочитала женское собрание книголюбов, он сразу понимал, чья эта затея. Мама очень хотела вырастить из меня настоящую леди. Вот только для этого мне пришлось бы избавиться от себя настоящей. Майкл не мог этого позволить. Когда он предложил мне пойти в разведку, я была огорошена. Эта идея казалась безумной и не правдивой. Как я, женщина, могла тягаться с мужчинами? Это казалось безумием. Вот только мой брат всегда в меня верил и знал, что я справлюсь. Моя работа эта дань уважению ему. Нет, я не кинулась в очередной раз исполнять чужую мечту. Просто все, что я делаю, посвящено во много ему.
В армии было сложно, но проблемы заключались не в моей физической подготовке или тому, что мне было не угнаться за мужчинами. Здесь мое упорство играло мне только на руку. Я тренировалась первое время раза в два больше, чем остальные. Заставляла подниматься себя раньше, дабы пробежать больше. Иногда мне казалось, будто разум совсем покинул меня. Но все мои пытки стоили того. Вот только мои навыки все никак не могут научить мужчин уважать меня. Не как человека, а как равного им бойца. На гражданке я всегда сдерживала себя. Вымучено улыбалась и опускала глаза в пол, когда очередной мужлан в лицо высмеивал мои детские увлечения войнушками и драками. Мне было крайне сложно сдержаться, но не желание ставить себя в неудобное положение и показаться грубой брали вверх. В армии больше такого не было. Мужчины понимают только силу. Слова плохо на них действуют и пытаться доказать что-то перебранкой нет никакого смысла. Именно здесь я дала полную волю своему характеру. В первый раз, когда очередной парень сказал мне какую-то сальность, я без зазрения совести ударила его прямо по лицу. Он был ошарашен, но ничего не сказал. Так происходило с каждым, кто думал, будто является комиком года, отпуская в мою сторону шуточки. Со временем мне удалось доказать мужчинам, что я никак не хуже их всех. Это не было моей главной целью, но давая себе волю, я смогла получить некое спокойствие.
  Нам невероятно повезло со Стивом. И не только потому, что сыворотка сработала на нем. Он оказался действительно достойным кандидатом, готовым бороться за бравое дело не смотря ни на что. Я долго спорила с главнокомандующим, когда он отправил Роджерса выступать, как циркового шута. Тот не верил, что мало обученный мальчишка сможет что-то сделать. И слышать не хотел о шансе для него. Война шла в разгаре, и препираться не было времени. Даже мне не удалось выбить для Стива зеленый свет для службы. Зато Капитан справился с этим сам, когда спас своего друга и весь 107 взвод из плена гидры, еще и базу уничтожил. Это был поистине героический поступок.
Со Стивом стало работать легче. Он и его новая команда удачно отчищали мир от нацистов, и работы становилось все меньше и меньше. Когда мне сообщили о новом задании, в котором нужно было  уничтожить очередную базу гидры, я изъявила желание участвовать в операции. Меня удивило, что моим напарником и подчиненным будет Джеймс Барнс. Обычно он был бок обок вместе со Стивом. Я не стала задавать лишних вопросов, по этому поводу. Главное было выполнить задание и, как мне известно, Барнс с этим отлично справится.
Я не знала, как себя будет вести Джеймс, надеясь, что не сильно ущемила его эго, отказав в танце. Он явно из тех парней, что привык получать девушек. Обидеть как-то молодого человека у меня не было и в мыслях. Если бы мне захотелось сделать подобное, я бы просто ударила его в лицо, постаравшись сломать нос, как делала десятки раз до этого. Но делать подобного мне не пришлось, чему я даже рада. Сейчас же мы были в одной команде. Идти до боеприпасов нам придется вдвоем, и я очень надеялась, что он не поведет себя как маленький мальчишка, которого обидели.
План был разработан еще несколько дней назад. Нам удалось найти чертежи здания, по которым мы с Джеймсом и будем двигаться, в поисках боеприпасов. Удачность данной операции в будущем даст нам огромное преимущество перед врагом. У нас не было права на ошибку. Я даже не допускала мысли, что ситуация может пойти не так, как нужно. Был четкий план, которому мы будем действовать. А в случае чего, всегда приятно надрать пару фашистских задниц.
Получая вопрос от сержанта Барнса, проверяю время и заставляю команду сделать тоже самое. На войне должна быть ювелирная точность, не позволяющая никаких погрешностей. Любая секунда на счету и временем нужно распоряжаться разумно.
- Через десять минут, сержант Барнс. Солдаты, проверка оружия. - мне уже привычно отдавать команды голосом не терпящего пререкания. Мало кто за последнее время осмеливался спорить или решался поднять спор на тему, а может ли женщина вести солдат в бой. Видимо те, кому уже правили нос, передали насколько это не приятная процедура. Я не собиралась нянчиться с маминькими мальчиками, которые привыкли, что девушки должны только ухаживать за ними.
- Мы с сержантом Барнсом выдвигаемся. Группа два, вы ждете здесь нашего вызова. В случае если мы не вернемся до обговоренного времени, вы возвращаетесь на базу без нас! - война была жестока и мне, как руководителю мисси, приходилось брать на себя полную ответственность. В случае если нас с Джеймсом возьмут в плен, команда должна удалиться на базу, а не пытаться спасти нас. Они придут на подмогу в случае, если у нас будет шанс выбраться, но мы еще не будем захвачены. Не подчинению моему приказу грозило огромным проблемам. Я даже рада была, что с нами не было Стива. Он был отличным солдатом и всегда действовал по плану, кроме тех случаев, когда другим грозила гибель. Роджерс не оставил друга в первый раз и навряд ли сделает это снова. А уже если нас поймают вдвоем, он, как и большинство мужчин, не сможет сидеть на месте, а ринется в бой, доказывать свои силы.
Разворачиваюсь и иду в сторону леса, через который нам с Барнсом нужно пройти, дабы попасть на базу. Он отлично скрывает нас от посторонних глаз и дает возможность попасть в нужное нам место незамеченными. Не оборачиваюсь, дабы проверить, идет ли за мной Джеймс. В этом не было абсолютно никакой нужды, ведь мне прекрасно известен ответ на этот вопрос.

+1


Вы здесь » OBLIVION » oxenfree [внутрифандом] » I'm gonna do my thing


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC